Свобода Слова

Среда, 23.05.2018, 23:24

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Творчество | Регистрация | Вход

Главная » Статьи » Статьи » О вечном

Вмятины от колен
Обычная семья, таких тысячи. Ченцовы. Отец, мать и двое взрослых сыновей. Все работают. Андрею Ивановичу недалеко до пенсии, а Раиса Ильинична лишь числится где-то, ее скорее можно считать домохозяйкой.
Впрочем, стаж выработан, остается этой властной (громкий, командный голос не смолкает ни на минуту в доме) женщине дождаться соответствующего возраста и оформлять документы. Парни – погодки (один – строитель, другой - шофер) отслужили в армии, свои семьи заводить не торопятся: нагуляемся вволю, потом. В общем, семья как семья. Необычно лишь то, что в семье один верующий, и не хозяйка, как обычно бывает в таких случаях (женщины с их ранимым, чувствительным сердцем чаще и ближе принимают Слово Божье, Благую весть, повествование о Христовых страданиях.), а напротив, покаялся сравнительно недавно супруг.
Это коренным образом изменило и его жизнь, и жизнь всей семьи. Бросил пить, а то любил прикладываться к бутылке, не курит и не матерится. Раньше и жену поколачивал, что, впрочем, никак не повлияло на ее буйный нрав. Теперь отказывался от просмотра телепередач, только и знает, что Библию читает да молится. По воскресеньям – на собрание.
Ни жена, ни дети на призыв покаяться и вместе спасать душу не откликнулись. Раиса Ильинична лишь усмехается в тонкие губы да крутит пальцем у виска: спятил мужик на старости лет. Оно, конечно хорошо – не курит, не пьет. Да ведь не до такой степени от радостей всех отказываться! Сыновья тоже: «У тебя своя свадьба, у нас своя. Хоть лоб себе расшиби, молись, только нас не трожь.»
А отец и молился. Часто и подолгу, уединившись в спаленке. Футбол мешать смотреть по телеку, концерты… Парни, придя из армии, стали гонять его: иди куда хочешь, а нам не мешай, не до молитв твоих. Раньше бы за такое… А тут покорно собирался, спускался в погреб и молился там. Антон и Вадим иной раз, проходя мимо, слышали через отдушину доносившееся глухо: «Боже, Пастырь добрый, не оставь сыночков моих, помилуй их, дай покаяние, коснись их сердец. И жену спаси по Твоей милости великой»
Все это сдабривалось слезами.
Сыновья смеялись:
- Батя, через отдушину разве Бог твой услышит?
- Услышит, детки, услышит, - не воспринимал шутки отец. – Он хоть откуда услышит и не оставит вас на погибель. 
Интереса ради сходили пару раз на собрание. В общем понравилось – хорошо поют, прекрасно друг к другу относятся, все братья и сестры, только говорят много непонятного: о вечной жизни, страшном суде, а больше всего о Христе , когда-то пострадавшем за все грешное человечество. 
- По мне, так не в рай, ни в ад не хотелось бы, - рассудил Вадим. 
Антон тут же с ним согласился, и , вздохнув облегченно, они отправились по своим делам.
Так прошло несколько лет. Отец, недоработав на своем САКе (был сварщиком) сильно простыл, обострились старые болячки, недолго пролежал в постели и отошел в вечность. Погоревали, повспоминали добрым словом, похоронили. Церковь взяла на себя основную долю хлопот, говорили проповеди, пели прощальные псалмы. «Мой дом на небе, за облаками» очень понравился, да и другие псалмы. За обедом ни грамма спиртного. А на фотографии предсмертной (незадолго до кончины снимался, удостоверение менял, потом художник славно потрудился, чтобы портрет на надгробье вышел четким) будто печаль во взгляде: что ж вы сынки дорогие, без Бога в сердце остаетесь?
Ну да ладно, поплакали еще у свежего холмика, попрощались с верующими – и домой. А через несколько дней гости с Урала подъехали, родственники, на похороны не успели с этими таможнями и другими сложностями, так соболезнование выразили, на могилку вместе съездили. И так остро чувствовалось, что нет теперь с ними хозяина: спокойного, доброго, трудолюбивого. Скорбя, сели за стол. Решили обойтись без выпивки в знак уважения к Андрею Ивановичу – не пил ведь человек последний десяток лет и пьющих не одобрял. Посидели, погоревали.
- Сынок, - обратилась Раиса Ильинична к Вадиму, - нырни в погребок, пару банок огурчиков захвати да варенья к чаю, сразу как-то забыли все вытащить.
- Ван момент, - подхватился парень.
Он служил на флоте и теперь иногда употреблял иностранные словечки. Но «ван момент» не получался.
Уже и чай остыл, и в огурчиках надобность отпала, а младшего все не было.
- Антошка, - не выдержала вдова, - пойди, подгони того увальня, заснул он там что ли?
Но Вадим не заснул. Спустившийся по лесенке старший брат застал погодка в непривычной позе – на коленях и с размазанными по всему лицу слезами. 
- Видишь это? - показал он на две вмятинки на грунте.
- И что? – не понял Антон.
- Так это здесь батя наш за нас молился, - пояснил младший, - это следы от его колен. У меня сердце перевернулось, когда все это увидел, и я тоже решил покаяться и служить Господу. Как батя.
Совсем заждавшаяся мать - гости уже отдыхать отправились – застала в погребе поразившую ее картину. Оба сына, 4аждый под два метра, рыдая и радуясь одновременно, стояли на коленях и громко молились.
Раиса Ильинична с минутку постояла возле них, послушала, затем опустилась на колени рядом…

Александр Витренко. Журнал «Вера и жизнь», № 3, 2009 год.

Источник: http://vkontakte.ru/note13331055_9540086?fr=1#comments
Категория: О вечном | Добавил: Root (02.10.2009) | Автор: Александр Витренко E W
Просмотров: 295 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

События [3]
Описание интересных событий
Научные [0]
Научные статьи популярные и не очень
О вечном [3]
Статьи, интересные истории, письма... Все о Боге, Его любви, верности, милосердии...

Поиск

Наш опрос

Гражданский брак - это
Всего ответов: 53

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Rambler's Top100 ИНФОРМЕР